Сайт www.0619.com.ua продолжает публикацию военного романа автора Андриса Лагздукалнс. В третьей части романа командир роты Уваров вместе с прибывшими офицерами обсуждает план проведения зачистки города Солегорска. При осмотре колонны беженцев, бойцы роты вступают в бой с выявленными лазутчиками и захватывают пленных.    

предыдущие части романа читайте по ссылке:http://www.0619.com.ua/news/1284637

 ***Блокпост Уварова, август 2014 г., день, пополнение***

Офицеры вышли из блиндажа, а Марина и дядя Петя снова вернулись в спальный отсек. Позицию блокпоста затянуло дымом, горели посадки по обе стороны дороги, изрытой оспинами разрывов, дымился асфальт, до сегодняшнего дня остававшийся целым. Задняя часть рамы «КрАЗа» валялась на средине дороги. У «Урала» разворотило кабину. Горел чадящим огнем резины, «УАЗик».

- Трындец транспорту, обратно пешком пойдем, – констатировал начштаба.

- Ничего, ночью с волонтерами уедете. Технику жалко. Красиво накрыли, ничего не скажешь.

- А твоя техника где? Тоже под землю загнал? – Павел достал сигарету, но потом, передумав, снова спрятал ее в пачку. Дыма и так хватало, от него першило в горле, и слезились глаза.

- Нет, за холмом спрятал, там тоже капониры отрыты.

- Классно ты тут устроился, надо на других передовых постах внедрить такие укрепления. Как Михалыч?

- Не получится. Мы тут на всем готовом. Единственное, что сами сделали - усилили верхние перекрытия. Сосед тут, в Садовом, с автокраном - он и помог плиты переложить.

 К ним подошли командиры взводов - доложили, что потерь нет. « Мальчишки!» - оценил новых командиров Сергей, - «Сто пудов - только после выпуска, вот сволочи! Да и пополнение, наверное, не старше - срочники или контрактники. Чем командиры хреновы думают - детей на войну?!»

- Михалыч, а пополнение тоже, как и командиры, из-за школьной парты?

- Да нет, там, в основном наши десантники из старых контрактников. Ладно, пошли, нам еще работать с тобой не один час.

Они вернулись в блиндаж. На столе расстелили карты, схему Солегорска, рабочие блокноты. Стали сравнивать данные авиаразведки, разведгрупп бригады и Уварова. Ситуация складывалась невеселая. В городе был батальон «кадыровцев», расположившийся на территории ремонтного завода, батальон ДНРовцев, с десяток танков, гаубичная батарея и батарея «Градов». Не считая мелких групп, которые, то подчинялись новой власти, то воевали сами по себе или между собой. Силы, вроде бы, и небольшие, но бой в городе - это не на поле, и обороняющийся всегда понесет меньшие потери. А если умно припрячет резервы - то еще и в контрнаступление  сможет перейти, измотав противника. Это даже курсанты первогодки в военном училище знают. На полке возле стола пискнул ноутбук. Уваров снял защитный чехол.

- Извините, господа, у меня агентура на связи, поэтому  - отвернулись от экрана, – он включил ответ, на экране возникло лицо бритого наголо мужчины лет тридцати, в камуфляже с шевроном ДНР на рукаве.

- Привет, «Юстас»! Жив? Ну, слава Богу! – Уваров развернул ноутбук, чтобы лицо абонента не было видно офицерам.

- Привет, «Алекс»! У тебя гости? Не мешаю?

- Какой там, как раз вовремя. Смотрим расстановку. В гости собираемся.

- Тогда точно вовремя. Отмечай. Движение с утра началось. На северной окраине машин пять с пехотой, гаубичная батарея, десяток бронетехники и четыре установки, похоже на «Град», только на базе танка.

- Поздравляю, вот и «Буратино» пожаловал, - прокомментировал услышанное Павел.

- Это что такое? – «Юстас» сделал удивленные глаза.

- Это тридцать стволов, установки залпового огня, калибра 220мм, на базе Т-72, ТОС-1А, в простонародье - «Буратино».

- Понятно. Короче все это потихоньку перекачивается в направлении западной окраины города и Сосновки. Похоже - вас ждут. У нас тоже движняк с утра, носятся между СБУ и позициями….

- А что в здании СБУ? – снова встрял в разговор Павел.

- Штаб там и арсенал. Все парни, удачи, конец связи, – «Юстас» отключился.

 Уваров убрал ноутбук, снова накрыв его чехлом, защищавшим от пыли и песка, сыпавшегося с потолка.

- Это как ты умудряешься агентуру вербовать? – подозрительно посмотрел на него Павел.

- Я его не вербовал. Мы с ним в школе милиции на соседних койках спали. Тоже из оперов. Его жену и сына какие-то ублюдки убили, когда все это началось. Вот Юрка и остался. Надеется найти и закопать. На меня по сети вышел. Он там во внутренней безопасности, «гестапо» короче.

- Тогда понятно. Какая еще есть информация?

- К сказанному могу добавить, что на всех высотках снайперские огневые точки и расчеты ПЗРК*, тот вертолет, что две недели назад сбили - вот отсюда работали, – ткнул он карандашом в схему. Хорошо, что моя группа была рядом, летунов вывели.

- Ого! Вы даже сюда добрались, – удивился начштаба.

- А как вы хотели? Мы же на войне, по всем правилам, а без разведки, сами понимаете - как котята слепые. По подвалам, по старым штольням - тут весь город под землей изрыт. А у меня двое из местных, вот и ходим.

- Молодцы, молодцы. А что думаешь по поводу наступления? Если примут решение город зачищать?

- Михалыч, а что думать? Только мобильными группами: два-три снайпера, пара пулеметчиков, трое с гранатометами и десяток автоматчиков. 

_____________________________

*ПЗРК - Переносной зенитный ракетный комплекс — это зенитная ракетная система, предназначенная для транспортировки и ведения огня одним человеком.

Для прикрытия и поддержки группы - БМД или БТР, танки сзади, на дистанции. Коробки нельзя вперед пускать, иначе пожгут все. Будут бить из подвалов, из квартир, с крыш. Поэтому наступать будет очень, очень сложно. Гарантированы большие потери, думаю - до двух третей личного состава. Вы готовы столько людей положить? На нашем направлении мин нет, дальше и по бокам не знаю. И с тем количеством бойцов, что ты привез, я воевать не пойду.

- Да не переживай, перед наступлением тебе сил поболе пришлют.

- А я и не переживаю, пусть там в бригаде переживают.

Еще минут сорок они обсуждали возможные направления наступления, улицы по которым могла идти техника, схемы блокпостов противника.

- Все равно, не нравится мне эта затея. Ох, как не нравится.

- Почему?

- Да по кочану. Они же собрались ехать договариваться о перемирии, плюс «евросы» нашим снова денег отвалили, а России грозят новыми санкциями. Вот и нужно показать - куда типа деньги дели, а у меня в роте, кроме автоматов, патронов, касок 47-го года выпуска, да камуфляжа, все за волонтерские деньги куплено. А провал зачистки - как раз повод для новых санкций «евросов». Для нового потока денег на усиление нашей армии и для переговоров. Не хочется как-то в размен из-за этого попадать.

- Ну, это ты совсем печально загнул. Не все ж ворье, есть ведь и нормальные.

- Есть Михалыч, есть. Но не дальше батальона. В руководстве бригады еще троих нормальных знаю, а остальные…. Ты ж не дурак. И ты, Паша, тоже. Смотрите! – Уваров подвинул карту. – Солегорск, конечно - стратегический узел, согласен. И на той стороне это тоже понимают, поэтому драка будет страшная. Не отдадут они город. Но вот если сюда и сюда клин вбить, оседлать железку - то все. Дырка на границе закроется. Там что - слепые сидят? Нет! Все видят! Но если тут закрыть, то через неделю останется только ЛНР, а это что? Это конец  АТО. Луганск долго не протянет, их за месяц измором возьмем. И все! Конец войне. Конец кормушке. Больше нельзя будет списать все свои неудачи, тупизм и бессилие на АТО. И самое страшное для них - больше воровать так безнаказанно и бесконтрольно будет нельзя. И народ, который отсюда вернется назад, поедет в Киев, спрашивать за все их бока. Вот поэтому я не хочу в Солегорск. Жопой чую - разменяют нас, как стоху в супермаркете….

- Да, ротный, не горишь ты желанием идти вперед, ой как не горишь, – Павел поднялся из-за стола.

- Прямо в дырочку, разведка. Так и передай. Только толку от моих желаний? Страшно другое - людей потеряем, позиции. Если они ответку включат - мы тут не зацепимся,  дальше - голая степь, а они на высоте будут. Как людям отступать? Думайте, мать вашу! Не в нарды играем, жизни пацанов на кону! Вот если бы их выманить из города - тогда да. На плечах противника войти в город. Думайте стратеги….

                               ***Блокпост Уварова, август 2014 г., день, колонна***

 В блиндаж влетел запыхавшийся Батон.

- Командир, из города колонна, легковики с белыми флагами, машин двенадцать.

- Давай тревогу, всех по местам. Извините, господа, служба! – Уваров надел шлем и, взяв автомат, вышел из блиндажа.

Сергей быстро дошел до НП. Оптика приблизила колонну автомобилей, которая на небольшой скорости двигалась из города. Легковые машины с белыми флагами. Замыкали колонну два микроавтобуса. Странно, что волонтеры, которые непонятно как умудрялись работать в Солегорске, ничего не сообщили. Обычно о выходе беженцев они звонили заранее. А сейчас - тишина. Это настораживало. Осмотрел позиции. Бойцы заняли места согласно боевому расписанию. Батон и еще двое вышли на дорогу перед бетонными блоками. В случае опасности они могли быстро ретироваться в специально отрытые по обочинам окопы. 

Первый автомобиль, повинуясь жесту Батона, остановился. Бойцы приступили к осмотру. Первый, второй, пятый, седьмой. Уваров почувствовал легкий мандраж. Что-то ему не нравилось. Он еще не понимал - что. Но это чувство легкого беспокойства никогда его не подводило. Опасность была, только вот где? Откуда исходила? Повинуясь инстинкту, Уваров вышел на асфальт.  Саныч встал за бетонным блоком, взяв на прицел СВД* оставшуюся часть колонны. Через стекла машин виднелись осунувшиеся лица беженцев. Народ тащил с собой весь скарб, который можно было увезти. Некоторые везли даже кошек с собаками. Осталось немного. «Шевроле» - паркетник белого цвета с Харьковскими номерными знаками и два серых, покрытых дорожной пылью буса «Фолькса», судя по номерам - из Днепропетровского региона, с наглухо тонированными оконными стеклами. 

Уваров пристально посмотрел в салон «Шевроле». За рулем сидела женщина лет тридцати, нервно сжимавшая руль. Рядом с ней мужчина лет сорока, на заднем сиденье еще один пассажир, лицо которого было не рассмотреть.

- Батон, с «Шевроле» осторожно, - напрягся Сергей. Он сам не понимал - почему, но что-то с этой машиной было не так, вернее не с машиной, а с пассажирами.

Батон шагнул к авто, вскинул руку. Машина остановилась.

- Документы!

Женщина в открытое окно протянула три паспорта граждан Украины. Батон взял паспорта, первый не вызвал подозрений, зато два других, хоть и были выданы, согласно записи, семь лет назад, выглядели слишком уж новенькими. Оставив документы в руке, Батон сделал шаг назад. Уваров обратил внимание на глаза Шатенки за рулем. Глаза женщины умоляли, просили о помощи. Чувство опасности усилилось, капельки холодного пота побежали по спине.

- Водитель из машины, багажник к осмотру, – дал команду Батон.

- Саныч, два пассажира в «Шевроле», если что - гаси сразу, – чуть слышно произнес Сергей. – Антон, два буса возьми на прицел, огонь без команды по ситуации, – он снял автомат с предохранителя, внимательно наблюдая за пассажирами автомобиля.   

_____________________________

  *СВД - 7,62-мм снайперская винтовка Драгунова ( Индекс ГРАУ — 6В1) — самозарядная снайперская винтовка, разработанная в 1958—1963 годах группой конструкторов под руководством Евгения Драгунова.

Шатенка вышла из салона и неуверенной походкой направилась к багажнику автомобиля, сопровождаемая Батоном. Два бойца стояли на дороге, держа авто под прицелом. Уваров увидел, как напрягся мужчина на переднем сиденье. И в этот момент он встретился с ним глазами. Есть! Память выдала Уварову картинку. Орущий рот мужика на окраине Солегорска во время одной из первых атак, когда они пытались взять город сходу, «кадыровский» шеврон на рукаве, бешено скачущий в руках автомат, плюющийся смертью. 

Все! Отсчет пошел на секунды! Пассажир тоже узнал Сергея, да оно и не мудрено – Уваров воевал с открытым «забралом». Расширившиеся зрачки и рука, метнувшаяся под полу летней, светло-синей джинсовой куртки за пистолетом.

- Назад все! Саныч бей! Батон в окоп, уходи! – крикнул Уваров, сам прыгая в укрытие, на ходу открывая огонь по машине. И завертелось. Саныч влепил две пули в салон «Шевроле», и пассажиры осели на сиденьях в нелепых позах. Из двух бусов, посыпались фигурки в камуфляже, по ним ударил ДШК Антона. Открыли огонь бойцы, участвовавшие в проверке. Уваров и Батон с Шатенкой добежали до НП. И в это время «кадыровец» последним усилием засунул руку под полу куртки. Сергей успел дернуть Антона и Саныча и упасть с ними на дно окопа. Взрывная волна прошла по блокпосту, отбросила и перевернула один из бусов, разметала фигурки в камуфляже, передвинула бетонные блоки. На месте «Шевроле», осталась дымящаяся воронка. Оглушенные взрывом бойцы, жадно хватая ртами воздух, без команды бросились вперед. Пятерых оставшихся в живых нападавших быстро связали и увели в дальние укрытия. Собрали оружие. Из  штабного блиндажа выбежали с автоматами в руках Михалыч и Павел.

Трясущимися руками Сергей достал сигарету, подкурил сам и дал подкурить Санычу. Адреналин, выброшенный в организм, искал выход и находил - в трясущихся руках, ослабевших ногах, испарине на лбу и спине, бешеной пульсации крови в висках. Уваров сполз спиной по бетонным блокам.

- Как ты понял, Серый? – Саныч за три затяжки выкурил сигарету, от окурка прикурил новую и уже начал курить спокойно, смакуя каждую затяжку.

- Глаза у бабы за рулем увидел и «кадыровца» узнал в последний момент. Хорошо хоть не в средину колонны встали. Люди не пострадали….

- А баба что?  Думаешь - с ними?

- Не, не думаю. Грузанули, скорее всего, или семью в заложники взяли. Батон ее спас, потом узнаем. А Паше повезло - свежее «мясо» для допросов. Фух, блин, не отпускает. Ну и денек сегодня. Пошли в блиндаж по полтинничку.

- Не командир, это спирта по полтинничку, а коньячка или водочки - по сотке, а то и по сто пятьдесят. Сейчас посты проверю, подгребу.

- Да я тоже пойду, пройдусь.                                                                     

 Уваров пошел на трясущихся ногах по позиции. Ветер доносил от бусов смешанный, сладковатый запах горящего человеческого мяса и резины, ставший за эти летние месяцы привычным. От него уже не тошнило, не выворачивало наизнанку внутренности. Запах просто въелся в их повседневную жизнь, в скромный армейский быт, став неотъемлемой частью и напоминанием о хрупкости человеческой жизни. Обгоревшие останки они потом выгребали из покореженных металлических коробок, фотографировали, паковали в черные пластиковые мешки для мусора и, прикрепив бирки с описанием места, даты, обстоятельств гибели, отправляли в тыл. Закончив обход, Сергей спустился в блиндаж. За столом сидела Марина, положив голову на руки. На топчане спал дядя Петя. Сергей сел за стол. Взял влажную салфетку, протер лицо и руки. Снял шлем и протер короткостриженую голову.

- Господи, ты совсем седой стал, – Марина встала, подошла к Уварову, провела ладонью по ежику влажных волос. – Совсем седой. А тебе еще и сорока нет.

- Не забывай - у нас год за три, – Сергей, задержал ее руку и, опустив к губам, поцеловал теплую ладонь.

- Да будь они прокляты, эти год за три! И награды эти, и победы никому не нужные. Кто бы мог подумать, что нас доведут до такого скотского состояния, когда сосед на соседа, брат на брата! Это что - семнадцатый вернулся? Ты мог такое еще год назад представить? Я - нет! Да и никто, думаю, не мог!

- Представить не мог, а знать - знал….  Эта информация, что нас на три части порвать хотят, у нас еще в 2010-м была, и до этого еще, раньше. Только что-то там не сложилось у них, договориться удалось царькам. А эти даже договориться не смогли. Думаешь, они лучше «прежней банды»?

- Нет, Сережа, я уже так не думаю. Поначалу - да, была эйфория. Но когда Крым, потом Донбасс, когда все это началось, вера в лучшее - пропала. Сейчас они еще себе выборы устроят, чтоб закрепиться у всех кормушек, тогда им вообще не до вас будет. Хотя, могут ради рекламы поехать по тылам, понты поколотить, чтобы очки набрать - это запросто. Ты знаешь, после гибели Олега, мне как-то ночью подумалось, – Марина села за стол, напротив Уварова. – Знаешь, такая глубокая мысль пришла, как озарение. Ведь все это нам неспроста послано. Посмотри - в кого превратились люди? Какая мораль у нашего общества, где наша духовность? Ведь идет вырождение нации, как у нас, так и в России. И в этом принимают участие и власть, и церковь, и народ. Задумайся - ведь если два народа, у которых общая история, родственные, семейные связи, встали друг против друга с оружием в руках, то это о чем-то говорит? Может быть, эти события, как прорвавшийся нарыв, вскроют наше сознание, заставят посмотреть на себя, на наше общество по-другому? Ведь мы двадцать три года не развивались, а катились вниз по наклонной. И всех это устраивало. Может, хоть теперь, пускай и такой ценой, но мы пробудимся от спячки? Пускай не все, пускай малая часть, но эта малая часть  даст толчок другим, даст толчок настоящим переменам?

- Очень хочу в это верить, Мариша. Время перемен - тяжелое время, но необходимое. Ты права, нам пора очиститься от всей этой грязи, лжи, чужой морали, к которой мы привыкли, которая стала для нас повседневной жизнью. Но не хотелось бы такой ценой, ценой человеческих жизней. Ты права. Самое страшное - это то, что мы к этому привыкли, и то, что мы утратили нашу духовность. И начинать будем каждый на своем месте, куда расставило нас это время. Ты на своем, мы на своем….

В спальном отсеке, отделенном толстой металлической дверью от командирского блиндажа, послышался какой-то шум, стоны. Уваров рванул автомат и прыгнул к двери. Резко распахнул ее и застыл, пораженный увиденным. Представшая перед ним в полутьме спального отсека картина состояла из обнаженного, блестящего от пота тела Шатенки из «Шевроле», стоявшей широко раздвинув ноги и уперев руки в стену, и пристроившегося сзади голого Батона, который от производимых поступательных движений взмок не меньше женщины. Рот Сергею, закрыла рука Марины. Она вытащила возмущенного ротного из проема и закрыла дверь.

- Это что за блядство?- выдохнул Сергей.

- Успокойся. У девки стресс. Мы ее и спиртом, и коньяком поили, ничего не помогло. Потом она, - Марина вздохнула, - сгребла Батона в охапку и потащила его за дверь. Они с подругой приехали её бабушку забрать и тетку подруги, да нарвались на этих скотов. У нее на глазах подругу пять этих уродов изнасиловали, а потом во влагалище сапогом забили бутылку из-под водки. Девчонка несколько часов мучилась, пока не умерла от потери крови, а эта стояла в подвале, привязанная к столбу. Потом ее за руль посадили. У неё корни волос все седые. Так, что не ори, – Марина обняла Сергея за голову и прижала к груди. – Нам собираться скоро в обратный путь, скажи парням - пусть письма пишут и заказы.

- Спасибо тебе, наш Ангел Хранитель! – Сергей встал, поцеловал Марину в щеку. – Приезжайте побыстрей, а то скоро тут начнется….

- Что начнется? Сергей, что? – Марина схватила Уварова за руку и, развернув к себе, заглянула в глаза.

- Очередная мясорубка, по всей видимости. Но конкретного пока ничего. Если начнется до вашего приезда - я постараюсь позвонить, – оставив поникшую Марину за столом блиндажа, Уваров вышел.  В окопе надел шлем, вдохнул запах гари, ставший за три месяца привычным, и пошел к дальним блиндажам. По пути остановил бойца, дал команду собрать и отнести волонтерам почту и заявки.

В дальнем блиндаже начштаба и разведчик работали с пленными. Сергей сел за стол, достал блокнот. Начал быстро читать объяснения задержанных, изредка делая пометки в блокноте. Задержанные были из местных. Хорошо ориентировались в городской схеме. Удивились, что «правосеки» оставили их в живых. Думали, что сразу расстреляют или пытать начнут. Сергей, покончив с чтением, прикинул, какие еще силы подошли за последние три дня, и ему стало не по себе. Противника из города можно было выбить. Но для этого нужно было просто сровнять город с землей, сровнять вместе с оставшимися жителями и засевшим там неприятелем. Поступить иначе - значит положить массу людей и, если получится, не солоно хлебавши, убраться на старые позиции. В четкости и слаженности действий противника, перегруппировке войск, просматривалось чье-то очень  уж хорошее руководство. Уваров еще раз убедился в своей правоте – их уже ждут. Запахло регулярной армией и централизованным командованием.

 Продолжение следует.  

Предыдущие части читайте по ссылке:  http://www.0619.com.ua/news/1284637

*Перепечатка  романа "Ротный" (зона АТО) без разрешения его автора запрещена.

0619.com.ua

"Ротный" (зона АТО) - продолжение военного романа

Сайт www.0619.com.ua продолжает публикацию военного романа автора Андриса Лагздукалнс. В третьей части романа командир роты Уваров вместе с прибывшими офицерами обсуждает план проведения зачистки города Солегорска. При осмотре колонны беженцев, бойцы роты вступают в бой с выявленными лазутчиками и захватывают пленных.    

предыдущие части романа читайте по ссылке:http://www.0619.com.ua/news/1284637

 ***Блокпост Уварова, август 2014 г., день, пополнение***

Офицеры вышли из блиндажа, а Марина и дядя Петя снова вернулись в спальный отсек. Позицию блокпоста затянуло дымом, горели посадки по обе стороны дороги, изрытой оспинами разрывов, дымился асфальт, до сегодняшнего дня остававшийся целым. Задняя часть рамы «КрАЗа» валялась на средине дороги. У «Урала» разворотило кабину. Горел чадящим огнем резины, «УАЗик».

- Трындец транспорту, обратно пешком пойдем, – констатировал начштаба.

- Ничего, ночью с волонтерами уедете. Технику жалко. Красиво накрыли, ничего не скажешь.

- А твоя техника где? Тоже под землю загнал? – Павел достал сигарету, но потом, передумав, снова спрятал ее в пачку. Дыма и так хватало, от него першило в горле, и слезились глаза.

- Нет, за холмом спрятал, там тоже капониры отрыты.

- Классно ты тут устроился, надо на других передовых постах внедрить такие укрепления. Как Михалыч?

- Не получится. Мы тут на всем готовом. Единственное, что сами сделали - усилили верхние перекрытия. Сосед тут, в Садовом, с автокраном - он и помог плиты переложить.

 К ним подошли командиры взводов - доложили, что потерь нет. « Мальчишки!» - оценил новых командиров Сергей, - «Сто пудов - только после выпуска, вот сволочи! Да и пополнение, наверное, не старше - срочники или контрактники. Чем командиры хреновы думают - детей на войну?!»

- Михалыч, а пополнение тоже, как и командиры, из-за школьной парты?

- Да нет, там, в основном наши десантники из старых контрактников. Ладно, пошли, нам еще работать с тобой не один час.

Они вернулись в блиндаж. На столе расстелили карты, схему Солегорска, рабочие блокноты. Стали сравнивать данные авиаразведки, разведгрупп бригады и Уварова. Ситуация складывалась невеселая. В городе был батальон «кадыровцев», расположившийся на территории ремонтного завода, батальон ДНРовцев, с десяток танков, гаубичная батарея и батарея «Градов». Не считая мелких групп, которые, то подчинялись новой власти, то воевали сами по себе или между собой. Силы, вроде бы, и небольшие, но бой в городе - это не на поле, и обороняющийся всегда понесет меньшие потери. А если умно припрячет резервы - то еще и в контрнаступление  сможет перейти, измотав противника. Это даже курсанты первогодки в военном училище знают. На полке возле стола пискнул ноутбук. Уваров снял защитный чехол.

- Извините, господа, у меня агентура на связи, поэтому  - отвернулись от экрана, – он включил ответ, на экране возникло лицо бритого наголо мужчины лет тридцати, в камуфляже с шевроном ДНР на рукаве.

- Привет, «Юстас»! Жив? Ну, слава Богу! – Уваров развернул ноутбук, чтобы лицо абонента не было видно офицерам.

- Привет, «Алекс»! У тебя гости? Не мешаю?

- Какой там, как раз вовремя. Смотрим расстановку. В гости собираемся.

- Тогда точно вовремя. Отмечай. Движение с утра началось. На северной окраине машин пять с пехотой, гаубичная батарея, десяток бронетехники и четыре установки, похоже на «Град», только на базе танка.

- Поздравляю, вот и «Буратино» пожаловал, - прокомментировал услышанное Павел.

- Это что такое? – «Юстас» сделал удивленные глаза.

- Это тридцать стволов, установки залпового огня, калибра 220мм, на базе Т-72, ТОС-1А, в простонародье - «Буратино».

- Понятно. Короче все это потихоньку перекачивается в направлении западной окраины города и Сосновки. Похоже - вас ждут. У нас тоже движняк с утра, носятся между СБУ и позициями….

- А что в здании СБУ? – снова встрял в разговор Павел.

- Штаб там и арсенал. Все парни, удачи, конец связи, – «Юстас» отключился.

 Уваров убрал ноутбук, снова накрыв его чехлом, защищавшим от пыли и песка, сыпавшегося с потолка.

- Это как ты умудряешься агентуру вербовать? – подозрительно посмотрел на него Павел.

- Я его не вербовал. Мы с ним в школе милиции на соседних койках спали. Тоже из оперов. Его жену и сына какие-то ублюдки убили, когда все это началось. Вот Юрка и остался. Надеется найти и закопать. На меня по сети вышел. Он там во внутренней безопасности, «гестапо» короче.

- Тогда понятно. Какая еще есть информация?

- К сказанному могу добавить, что на всех высотках снайперские огневые точки и расчеты ПЗРК*, тот вертолет, что две недели назад сбили - вот отсюда работали, – ткнул он карандашом в схему. Хорошо, что моя группа была рядом, летунов вывели.

- Ого! Вы даже сюда добрались, – удивился начштаба.

- А как вы хотели? Мы же на войне, по всем правилам, а без разведки, сами понимаете - как котята слепые. По подвалам, по старым штольням - тут весь город под землей изрыт. А у меня двое из местных, вот и ходим.

- Молодцы, молодцы. А что думаешь по поводу наступления? Если примут решение город зачищать?

- Михалыч, а что думать? Только мобильными группами: два-три снайпера, пара пулеметчиков, трое с гранатометами и десяток автоматчиков. 

_____________________________

*ПЗРК - Переносной зенитный ракетный комплекс — это зенитная ракетная система, предназначенная для транспортировки и ведения огня одним человеком.

Для прикрытия и поддержки группы - БМД или БТР, танки сзади, на дистанции. Коробки нельзя вперед пускать, иначе пожгут все. Будут бить из подвалов, из квартир, с крыш. Поэтому наступать будет очень, очень сложно. Гарантированы большие потери, думаю - до двух третей личного состава. Вы готовы столько людей положить? На нашем направлении мин нет, дальше и по бокам не знаю. И с тем количеством бойцов, что ты привез, я воевать не пойду.

- Да не переживай, перед наступлением тебе сил поболе пришлют.

- А я и не переживаю, пусть там в бригаде переживают.

Еще минут сорок они обсуждали возможные направления наступления, улицы по которым могла идти техника, схемы блокпостов противника.

- Все равно, не нравится мне эта затея. Ох, как не нравится.

- Почему?

- Да по кочану. Они же собрались ехать договариваться о перемирии, плюс «евросы» нашим снова денег отвалили, а России грозят новыми санкциями. Вот и нужно показать - куда типа деньги дели, а у меня в роте, кроме автоматов, патронов, касок 47-го года выпуска, да камуфляжа, все за волонтерские деньги куплено. А провал зачистки - как раз повод для новых санкций «евросов». Для нового потока денег на усиление нашей армии и для переговоров. Не хочется как-то в размен из-за этого попадать.

- Ну, это ты совсем печально загнул. Не все ж ворье, есть ведь и нормальные.

- Есть Михалыч, есть. Но не дальше батальона. В руководстве бригады еще троих нормальных знаю, а остальные…. Ты ж не дурак. И ты, Паша, тоже. Смотрите! – Уваров подвинул карту. – Солегорск, конечно - стратегический узел, согласен. И на той стороне это тоже понимают, поэтому драка будет страшная. Не отдадут они город. Но вот если сюда и сюда клин вбить, оседлать железку - то все. Дырка на границе закроется. Там что - слепые сидят? Нет! Все видят! Но если тут закрыть, то через неделю останется только ЛНР, а это что? Это конец  АТО. Луганск долго не протянет, их за месяц измором возьмем. И все! Конец войне. Конец кормушке. Больше нельзя будет списать все свои неудачи, тупизм и бессилие на АТО. И самое страшное для них - больше воровать так безнаказанно и бесконтрольно будет нельзя. И народ, который отсюда вернется назад, поедет в Киев, спрашивать за все их бока. Вот поэтому я не хочу в Солегорск. Жопой чую - разменяют нас, как стоху в супермаркете….

- Да, ротный, не горишь ты желанием идти вперед, ой как не горишь, – Павел поднялся из-за стола.

- Прямо в дырочку, разведка. Так и передай. Только толку от моих желаний? Страшно другое - людей потеряем, позиции. Если они ответку включат - мы тут не зацепимся,  дальше - голая степь, а они на высоте будут. Как людям отступать? Думайте, мать вашу! Не в нарды играем, жизни пацанов на кону! Вот если бы их выманить из города - тогда да. На плечах противника войти в город. Думайте стратеги….

                               ***Блокпост Уварова, август 2014 г., день, колонна***

 В блиндаж влетел запыхавшийся Батон.

- Командир, из города колонна, легковики с белыми флагами, машин двенадцать.

- Давай тревогу, всех по местам. Извините, господа, служба! – Уваров надел шлем и, взяв автомат, вышел из блиндажа.

Сергей быстро дошел до НП. Оптика приблизила колонну автомобилей, которая на небольшой скорости двигалась из города. Легковые машины с белыми флагами. Замыкали колонну два микроавтобуса. Странно, что волонтеры, которые непонятно как умудрялись работать в Солегорске, ничего не сообщили. Обычно о выходе беженцев они звонили заранее. А сейчас - тишина. Это настораживало. Осмотрел позиции. Бойцы заняли места согласно боевому расписанию. Батон и еще двое вышли на дорогу перед бетонными блоками. В случае опасности они могли быстро ретироваться в специально отрытые по обочинам окопы. 

Первый автомобиль, повинуясь жесту Батона, остановился. Бойцы приступили к осмотру. Первый, второй, пятый, седьмой. Уваров почувствовал легкий мандраж. Что-то ему не нравилось. Он еще не понимал - что. Но это чувство легкого беспокойства никогда его не подводило. Опасность была, только вот где? Откуда исходила? Повинуясь инстинкту, Уваров вышел на асфальт.  Саныч встал за бетонным блоком, взяв на прицел СВД* оставшуюся часть колонны. Через стекла машин виднелись осунувшиеся лица беженцев. Народ тащил с собой весь скарб, который можно было увезти. Некоторые везли даже кошек с собаками. Осталось немного. «Шевроле» - паркетник белого цвета с Харьковскими номерными знаками и два серых, покрытых дорожной пылью буса «Фолькса», судя по номерам - из Днепропетровского региона, с наглухо тонированными оконными стеклами. 

Уваров пристально посмотрел в салон «Шевроле». За рулем сидела женщина лет тридцати, нервно сжимавшая руль. Рядом с ней мужчина лет сорока, на заднем сиденье еще один пассажир, лицо которого было не рассмотреть.

- Батон, с «Шевроле» осторожно, - напрягся Сергей. Он сам не понимал - почему, но что-то с этой машиной было не так, вернее не с машиной, а с пассажирами.

Батон шагнул к авто, вскинул руку. Машина остановилась.

- Документы!

Женщина в открытое окно протянула три паспорта граждан Украины. Батон взял паспорта, первый не вызвал подозрений, зато два других, хоть и были выданы, согласно записи, семь лет назад, выглядели слишком уж новенькими. Оставив документы в руке, Батон сделал шаг назад. Уваров обратил внимание на глаза Шатенки за рулем. Глаза женщины умоляли, просили о помощи. Чувство опасности усилилось, капельки холодного пота побежали по спине.

- Водитель из машины, багажник к осмотру, – дал команду Батон.

- Саныч, два пассажира в «Шевроле», если что - гаси сразу, – чуть слышно произнес Сергей. – Антон, два буса возьми на прицел, огонь без команды по ситуации, – он снял автомат с предохранителя, внимательно наблюдая за пассажирами автомобиля.   

_____________________________

  *СВД - 7,62-мм снайперская винтовка Драгунова ( Индекс ГРАУ — 6В1) — самозарядная снайперская винтовка, разработанная в 1958—1963 годах группой конструкторов под руководством Евгения Драгунова.

Шатенка вышла из салона и неуверенной походкой направилась к багажнику автомобиля, сопровождаемая Батоном. Два бойца стояли на дороге, держа авто под прицелом. Уваров увидел, как напрягся мужчина на переднем сиденье. И в этот момент он встретился с ним глазами. Есть! Память выдала Уварову картинку. Орущий рот мужика на окраине Солегорска во время одной из первых атак, когда они пытались взять город сходу, «кадыровский» шеврон на рукаве, бешено скачущий в руках автомат, плюющийся смертью. 

Все! Отсчет пошел на секунды! Пассажир тоже узнал Сергея, да оно и не мудрено – Уваров воевал с открытым «забралом». Расширившиеся зрачки и рука, метнувшаяся под полу летней, светло-синей джинсовой куртки за пистолетом.

- Назад все! Саныч бей! Батон в окоп, уходи! – крикнул Уваров, сам прыгая в укрытие, на ходу открывая огонь по машине. И завертелось. Саныч влепил две пули в салон «Шевроле», и пассажиры осели на сиденьях в нелепых позах. Из двух бусов, посыпались фигурки в камуфляже, по ним ударил ДШК Антона. Открыли огонь бойцы, участвовавшие в проверке. Уваров и Батон с Шатенкой добежали до НП. И в это время «кадыровец» последним усилием засунул руку под полу куртки. Сергей успел дернуть Антона и Саныча и упасть с ними на дно окопа. Взрывная волна прошла по блокпосту, отбросила и перевернула один из бусов, разметала фигурки в камуфляже, передвинула бетонные блоки. На месте «Шевроле», осталась дымящаяся воронка. Оглушенные взрывом бойцы, жадно хватая ртами воздух, без команды бросились вперед. Пятерых оставшихся в живых нападавших быстро связали и увели в дальние укрытия. Собрали оружие. Из  штабного блиндажа выбежали с автоматами в руках Михалыч и Павел.

Трясущимися руками Сергей достал сигарету, подкурил сам и дал подкурить Санычу. Адреналин, выброшенный в организм, искал выход и находил - в трясущихся руках, ослабевших ногах, испарине на лбу и спине, бешеной пульсации крови в висках. Уваров сполз спиной по бетонным блокам.

- Как ты понял, Серый? – Саныч за три затяжки выкурил сигарету, от окурка прикурил новую и уже начал курить спокойно, смакуя каждую затяжку.

- Глаза у бабы за рулем увидел и «кадыровца» узнал в последний момент. Хорошо хоть не в средину колонны встали. Люди не пострадали….

- А баба что?  Думаешь - с ними?

- Не, не думаю. Грузанули, скорее всего, или семью в заложники взяли. Батон ее спас, потом узнаем. А Паше повезло - свежее «мясо» для допросов. Фух, блин, не отпускает. Ну и денек сегодня. Пошли в блиндаж по полтинничку.

- Не командир, это спирта по полтинничку, а коньячка или водочки - по сотке, а то и по сто пятьдесят. Сейчас посты проверю, подгребу.

- Да я тоже пойду, пройдусь.                                                                     

 Уваров пошел на трясущихся ногах по позиции. Ветер доносил от бусов смешанный, сладковатый запах горящего человеческого мяса и резины, ставший за эти летние месяцы привычным. От него уже не тошнило, не выворачивало наизнанку внутренности. Запах просто въелся в их повседневную жизнь, в скромный армейский быт, став неотъемлемой частью и напоминанием о хрупкости человеческой жизни. Обгоревшие останки они потом выгребали из покореженных металлических коробок, фотографировали, паковали в черные пластиковые мешки для мусора и, прикрепив бирки с описанием места, даты, обстоятельств гибели, отправляли в тыл. Закончив обход, Сергей спустился в блиндаж. За столом сидела Марина, положив голову на руки. На топчане спал дядя Петя. Сергей сел за стол. Взял влажную салфетку, протер лицо и руки. Снял шлем и протер короткостриженую голову.

- Господи, ты совсем седой стал, – Марина встала, подошла к Уварову, провела ладонью по ежику влажных волос. – Совсем седой. А тебе еще и сорока нет.

- Не забывай - у нас год за три, – Сергей, задержал ее руку и, опустив к губам, поцеловал теплую ладонь.

- Да будь они прокляты, эти год за три! И награды эти, и победы никому не нужные. Кто бы мог подумать, что нас доведут до такого скотского состояния, когда сосед на соседа, брат на брата! Это что - семнадцатый вернулся? Ты мог такое еще год назад представить? Я - нет! Да и никто, думаю, не мог!

- Представить не мог, а знать - знал….  Эта информация, что нас на три части порвать хотят, у нас еще в 2010-м была, и до этого еще, раньше. Только что-то там не сложилось у них, договориться удалось царькам. А эти даже договориться не смогли. Думаешь, они лучше «прежней банды»?

- Нет, Сережа, я уже так не думаю. Поначалу - да, была эйфория. Но когда Крым, потом Донбасс, когда все это началось, вера в лучшее - пропала. Сейчас они еще себе выборы устроят, чтоб закрепиться у всех кормушек, тогда им вообще не до вас будет. Хотя, могут ради рекламы поехать по тылам, понты поколотить, чтобы очки набрать - это запросто. Ты знаешь, после гибели Олега, мне как-то ночью подумалось, – Марина села за стол, напротив Уварова. – Знаешь, такая глубокая мысль пришла, как озарение. Ведь все это нам неспроста послано. Посмотри - в кого превратились люди? Какая мораль у нашего общества, где наша духовность? Ведь идет вырождение нации, как у нас, так и в России. И в этом принимают участие и власть, и церковь, и народ. Задумайся - ведь если два народа, у которых общая история, родственные, семейные связи, встали друг против друга с оружием в руках, то это о чем-то говорит? Может быть, эти события, как прорвавшийся нарыв, вскроют наше сознание, заставят посмотреть на себя, на наше общество по-другому? Ведь мы двадцать три года не развивались, а катились вниз по наклонной. И всех это устраивало. Может, хоть теперь, пускай и такой ценой, но мы пробудимся от спячки? Пускай не все, пускай малая часть, но эта малая часть  даст толчок другим, даст толчок настоящим переменам?

- Очень хочу в это верить, Мариша. Время перемен - тяжелое время, но необходимое. Ты права, нам пора очиститься от всей этой грязи, лжи, чужой морали, к которой мы привыкли, которая стала для нас повседневной жизнью. Но не хотелось бы такой ценой, ценой человеческих жизней. Ты права. Самое страшное - это то, что мы к этому привыкли, и то, что мы утратили нашу духовность. И начинать будем каждый на своем месте, куда расставило нас это время. Ты на своем, мы на своем….

В спальном отсеке, отделенном толстой металлической дверью от командирского блиндажа, послышался какой-то шум, стоны. Уваров рванул автомат и прыгнул к двери. Резко распахнул ее и застыл, пораженный увиденным. Представшая перед ним в полутьме спального отсека картина состояла из обнаженного, блестящего от пота тела Шатенки из «Шевроле», стоявшей широко раздвинув ноги и уперев руки в стену, и пристроившегося сзади голого Батона, который от производимых поступательных движений взмок не меньше женщины. Рот Сергею, закрыла рука Марины. Она вытащила возмущенного ротного из проема и закрыла дверь.

- Это что за блядство?- выдохнул Сергей.

- Успокойся. У девки стресс. Мы ее и спиртом, и коньяком поили, ничего не помогло. Потом она, - Марина вздохнула, - сгребла Батона в охапку и потащила его за дверь. Они с подругой приехали её бабушку забрать и тетку подруги, да нарвались на этих скотов. У нее на глазах подругу пять этих уродов изнасиловали, а потом во влагалище сапогом забили бутылку из-под водки. Девчонка несколько часов мучилась, пока не умерла от потери крови, а эта стояла в подвале, привязанная к столбу. Потом ее за руль посадили. У неё корни волос все седые. Так, что не ори, – Марина обняла Сергея за голову и прижала к груди. – Нам собираться скоро в обратный путь, скажи парням - пусть письма пишут и заказы.

- Спасибо тебе, наш Ангел Хранитель! – Сергей встал, поцеловал Марину в щеку. – Приезжайте побыстрей, а то скоро тут начнется….

- Что начнется? Сергей, что? – Марина схватила Уварова за руку и, развернув к себе, заглянула в глаза.

- Очередная мясорубка, по всей видимости. Но конкретного пока ничего. Если начнется до вашего приезда - я постараюсь позвонить, – оставив поникшую Марину за столом блиндажа, Уваров вышел.  В окопе надел шлем, вдохнул запах гари, ставший за три месяца привычным, и пошел к дальним блиндажам. По пути остановил бойца, дал команду собрать и отнести волонтерам почту и заявки.

В дальнем блиндаже начштаба и разведчик работали с пленными. Сергей сел за стол, достал блокнот. Начал быстро читать объяснения задержанных, изредка делая пометки в блокноте. Задержанные были из местных. Хорошо ориентировались в городской схеме. Удивились, что «правосеки» оставили их в живых. Думали, что сразу расстреляют или пытать начнут. Сергей, покончив с чтением, прикинул, какие еще силы подошли за последние три дня, и ему стало не по себе. Противника из города можно было выбить. Но для этого нужно было просто сровнять город с землей, сровнять вместе с оставшимися жителями и засевшим там неприятелем. Поступить иначе - значит положить массу людей и, если получится, не солоно хлебавши, убраться на старые позиции. В четкости и слаженности действий противника, перегруппировке войск, просматривалось чье-то очень  уж хорошее руководство. Уваров еще раз убедился в своей правоте – их уже ждут. Запахло регулярной армией и централизованным командованием.

 Продолжение следует.  

Предыдущие части читайте по ссылке:  http://www.0619.com.ua/news/1284637

*Перепечатка  романа "Ротный" (зона АТО) без разрешения его автора запрещена.

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать