"Ротный" (зона АТО) - продолжение военного романа

Сайт 0619.com. ua продолжает публиковать военный романа автора Андриса Лагздукалнс. Из следующей главы читатели узнают о том, как развивались дальнейшие события в Солегорске.

Предыдущие части романа читайте по ссылке: 

http://www.0619.com.ua/news/128463

Солегорск, август 2014-го, 4-й день операции «Заря», группа зачистки.

Капитан Краснов, он же «Четвертый», получив от Майора команду выдвигаться, надел шлем и вышел из штабного блиндажа. Жаль было покидать этот блокпост. Но, ничего не поделаешь. Передышка окончена, пора отрабатывать долг.

Два месяца назад Краснова вызвал к себе комбриг. Капитан зашел в кабинет, отрапортовал по форме, как полагается.

- Ты рапорт в академию подавал? – не вставая из-за стола и не отвечая на приветствие, спросил полковник.

- Так точно, подавал.

- И живешь в общаге с женой и сыном? И жена снова беременная?

- Так точно!

- И повышения по службе ждешь, и звание очередное уже пересидел полгода?

- Так точно, товарищ полковник! – Краснов не понимал, куда клонит командир.

- Тогда слушай сюда, капитан. Нужно месяца на три съездить в командировку к соседям нашим. Помочь братскому народу в борьбе с «фашистской хунтой» и «бандеровцами» всякими. Это, типа - как деды наши в 1937-м в Испанию ездили. Поедешь с Беловым и Михеевым. Если согласен - завтра получишь ордер на квартиру в новом доме, что в Заводском районе неделю назад сдали в эксплуатацию. Все остальное - по прибытию. Согласен?

- Так точно, товарищ полковник! – не задумываясь, ответил Краснов.

- Вот и хорошо. Зайдешь к начальнику штаба, там получишь все, что необходимо. Потом в финчасти аванс денежного довольствия. Оплата вам один к трем начисляется, плюс - суточные и полевые там, ну, сам знаешь. И на месте вам добавят премиальных. Для всех – уехал на учения. С тобой отправляются Белов и Михеев. Свободен.

Краснов козырнул, четко развернувшись, чуть ли не строевым шагом, вышел из кабинета. Зашел к начальнику штаба, получил конверт с методичками и предписанием, в финчасти получил деньги и пошел искать своих попутчиков.

Белова и Михеева он нашел в кафе неподалеку от въездных ворот в часть. На столе стояли бутылка водки, опорожненная на две трети, салаты из квашеной капусты и соленых огурцов, тарелки с пельменями. Краснов присел за стол.

- Привет, парни! Что празднуем?

- Начало учений, мать их так! – дыхнул на него водочным перегаром и запахом лука Белов. – Будешь? – он поднял почти пустую бутылку.

- Буду. Я тоже закажу сейчас, – он взмахом руки подозвал официантку, заказал графин водки, салат, порцию селедки и жареной картошки с отбивной. Белов разлил остаток «наркомовской» по стаканам, и они, не чокаясь, выпили. Краснов закурил.

- А вам что пообещали за участие в учениях? – спросил он, глядя на уже слегка окосевших офицеров.

- Мне квартиру, – икнул Белов.

- А мне квартиру, а потом перевод во Владик, как я хотел.

- Ну и зачем малой, тогда тебе тут квартира? И причем тут перевод? – недоумевающе посмотрел на Михеева Белов.

- А за какой хрен я там себе жилье куплю? А так - тут квартиру скину, у меня уже клиент есть, а там куплю. А перевод? Невеха у меня там. Ее отец крутой мужик - зверофермы там, пушнина под Владиком где-то. Икрой промышляет, крабами. Сказал - или туда, или вообще никак. Поеду, может и с армии потом свалю, если он меня к себе в дело возьмет.

- Молодец, старлей! Правильным курсом идешь. В армии ловить нечего. Сейчас в менты идти надо. Им поболе нашего платят. Но это все фигня, это все неглавное. Главное чтобы невеха твоя эти три месяца выдержала.

- Выдержит.

- Ну, и ладно.

Официантка принесла заказ Краснова. Офицеры продолжили пить. Михеев довольно быстро убрался, и они, вызвав такси, отправили  задремавшего за столом старлея в общежитие. Потом еще сами сидели до самого закрытия, и пили водку уже просто так, без закуски и тостов. В отличие от старлея, водка их не брала. Оба прекрасно понимали перспективу ближайших трех месяцев. Но для рядового офицера Российской армии в звании капитана, которому через десять лет светила нищенская пенсия (для одного хорошо, а для семьи - слезы), живущему с семьей, от зарплаты до зарплаты, в офицерской общаге - это была возможность изменить свою судьбу. Пусть и ценой других жизней, которые пришлось бы забрать, или отдать взамен свою. Оба прекрасно это понимали, поэтому тупо пили водку, пытаясь остановить бег мыслей. Выйдя из кафе, прошлись до общежития пешком, по пути обговаривая тему будущей командировки и последствия, которые могли наступить в ее ходе. А могли и не наступить. Но, для этого нужно было или отказаться от командировки, или найти место в тылу и не лезть на передовую. Вот это уже - как Бог даст.

Через три дня транзитным  транспортником они прилетели в Ростов. На аэродроме их встретил военный в камуфляжной форме, но без знаков различия и знаков принадлежности к какой либо армии мира. Собрал предписания. Молча кивнул на УАЗ. Когда все уселись, плавно стронул машину с места и выехал за пределы аэродрома. Поколесив по территории воинской части, выехал на пустырь, на котором был развернут палаточный городок. В палаточном городке офицеры получили под свое командование по усиленной роте десантников. Но это было сильно сказано. В состав подразделения входили и срочники, и контрактники, которые, так же как и Краснов, поехали на «учения». Вместе с тем, были и добровольцы, которые служили в десанте пять, десять, а то и пятнадцать лет назад. Подразделения усилили бронетехникой, танками, гаубичной и минометной батареей. Месяц, проведенный на полигоне под руководством все того же молчаливого офицера, который встретил их на аэродроме, не прошел даром. Из смеси десантников, артиллеристов и бронетехники к концу обучения получилась слаженная оперативно-тактическая боевая единица, готовая к выполнению поставленных задач. Перед выходом раздали деньги и дали возможность отправить их родным или просто позагонять на кредитные карточки.

Вечером собрали документы. Закрасили на бронетехнике все знаки принадлежности к воинским частям. Переоделись в камуфляж с непривычным рисунком и нашивками ДНР на рукавах. На погоны повязали георгиевские ленточки. Закрепили розданные флаги ДНР на танках и бронемашинах. Поздно ночью покинули территорию воинской части и начали движение в направлении Солегорска…

Получив команду от Майора, Краснов установил связь с артиллеристами, чтобы свои же, на подходе к заводу, их не покрошили и, одновременно, не дали поднять голову противнику. На полигоне они не раз отрабатывали такой маневр, поэтому бойцы действовали спокойно и уверенно. Несмотря на близость разрывов снарядов, под прикрытием танков и бронемашин быстро заняли территорию завода.  Тихо сняли наблюдателей противника. По данным разведчиков нашли проходы, ведущие к бомбоубежищу, запасные выходы из него. Блокировали их. Краснов связался с соседями. Дал команду артиллерии прекратить артобстрел. Повязав на шлем белый платок, Краснов направился к входной двери убежища и вызвал Диденко. Встретились возле входа, закрывающегося толстенной бронедверью.

- Комбат, сопротивление бесполезно, ты же видишь. Мы блокировали все выходы, попробуете прорваться - ляжете все. У меня команда или принудить к сдаче, или уничтожить.

- Хорошо, а если такой вариант – мы с офицерами сдаемся, а бойцов вы отпускаете?

- Можно и так, но только все должны пройти через фильтрационный пункт, – пожал плечами Краснов. - Подумай сам, где такую ораву держать и чем вас кормить? Поэтому думаю, что с рядовыми проблем не будет. Обещаю похлопотать перед начальством.

- Хорошо. Я сейчас спущусь, переговорю с людьми, – Диденко ушел, дверь убежища закрылась за ним.

Он молча прошел в центральный блок. Собрались офицеры, бойцы.

- Все, парни. У всех входов танки и бронетехника с пехотой. Если сдаемся, то нас с офицерами оставят, а вам дадут возможность уйти. Но только после регистрации.

Раздался гул голосов и отдельные выкрики.

- Кацапне в ножки кланяться? Хер им!

- Продали, суки позорные! Где гребанное подкрепление?

- Ты им веришь, комбат?

- Уходить надо было с десантом. А прорываться с чем? У нас патронов по полмагазина да по паре гранат.  Я лично смысла не вижу, – один из бойцов бросил автомат и пошел к входной двери. За ним еще один, и еще.

Через десять минут, в помещении бомбоубежища, на полу остались лежать автоматы с неполным боекомплектом, гранаты, да сломанная радиостанция.

Белогорск, август 2014-го, секторы групп  «Альфа» и «Бетта», день      

«Шестой»  (этот позывной получил Белов) с удивлением осматривал позиции, которые еще полчаса назад занимала оперативно-тактическая группа Уварова. Но кроме пустых гильз и искореженной бронетехники, да перепуганных жителей в подвалах пятиэтажек, его бойцы ничего не обнаружили. Он связался с куратором и доложил об уходе противника. Судя по свежим следам, оставленным гусеницами бронетехники, противник ушел в направлении Белогорска. – Ничего, далеко не уйдут! - подумал Белов. Первое кольцо уже замкнули и вот-вот должны были замкнуть второе. Он связался с «соседями» за линией баррикад, чтобы местные вояки еще, не дай Бог, не открыли по ним огонь. Оттуда пришел Бек, с ним три «кадыровца» и десятка два казаков.

- Что, ушел опер, да? – Бек огорченно осматривал позиции.

- Ушел, не видишь что ли?

- Да вижу, вижу! Хитрый лиса. Майор расстроится сильна. А ты теперь куда?

- Пока не знаю. Наверное, на исходную позицию, туда, где и были - ждем приказа.

- Тогда мы тут расположимся. Падаждем пака астальных павяжут,  – Бек дал команду своим людям занимать позиции, недавно служившие КП и укрытиями для бойцов Уварова и Саныча.

Минут через пятнадцать вышел на связь куратор и приказал Белову выдвигаться в район группы «Бетта», которая стояла на линии окружения. Приказал по прибытии доложить об обстановке и потерях. Не став переспрашивать, чем вызвано такое решение – им виднее там, в штабе -  Белов дал команду бойцам и, попрощавшись с Беком, отправился к указанному руководителем операции месту развертывания.

- Наверняка Уварова остановили! – подумал он с удовольствием. Со слов куратора он получил краткую характеристику противника, но самолюбие задело то, что ему доверили брать в плен обычного мента.

Каково же было удивление Белова, когда он увидел разгромленные позиции группы «Бетта», искореженные орудия, минометы, сожженную бронетехнику. Бойцы группы приводили позиции в порядок. Раненых грузили в «Урал». В стороне, под двумя серебристыми тополями, на траве лежали тела погибших, накрытые брезентом. Пересчитав видневшиеся из-под края брезента берцы, Белов насчитал двадцать шесть «двухсотых». К нему подошел офицер, командовавший группой. Молча протянул флягу. Выпили по глотку водки, помянули погибших.

- Во, бля, съездили на «учения»...

- Как получилось-то? Вот тебе и мент! – Белов глотнул еще водки. Подкурил сигарету.

- Да как-как - булки расслабили, вот как! Не ожидал никто. Батарея по ним, по их позициям отработала. Потом получили команду прекратить огонь и ждать. Бойцы полтора суток на ногах. Перекусили. Кто где нашел - попадали спать, – офицер тоже закурил и еще раз приложился к фляге. - Боевое охранение тоже расслабилось. Когда «хохлы» пошли на прорыв, то из-за пыли мои бойцы сразу не разобрали, кто это начал движение. Подумали - подкрепление или техника, что в районе Садового развернута была. Да и представить никто не мог, что они на прорыв решатся одной ротой пойти, средь бела дня. Дупля отбили, только когда танк три снаряда по позиции уложил. Да так метко! Ну, с перепуга, все врассыпную - паника, крики раненых, убитые. Мы морально не готовы были к этому. Нам же на переподготовке что обещали? Силовая поддержка, дальний огневой контакт. И, что против нас ополчение «бандеровское», а не регулярные части. А эти - злые, как черти, наглые, две БМД сходу захватили, экипажи прикладами и пинками с брони согнали, захватили орудия, машины. Мы в поле и по посадкам рассредоточились, хорошо хоть по нам не стреляли, а то бы все там, в подсолнухе остались. Они в сторону Садового откидались, два орудия взорвали, а два утащили, боеприпасы и провизию нашу взорвали и ушли. Ушли грамотно – мы пытались «Градами» их достать, но они направление поменяли, и где они сейчас - одному Богу известно.

- Понятно. Ладно, давай восстанавливать все, и моих бойцов разместить нужно.

- Пошли, разместим. А знаешь, что самое поганое в этой ситуации?

- Что?

- То, что погибшие «бандеровцы» в своей стране, да и в Европе гребанной, будут признаны героями, а наши – «погибшими на учениях». Я после сегодняшнего эпизода уже ни денег не хочу, ни должности новой. Какого хера мы в это дерьмо влезли? Чечни с Грузией мало было? Как теперь наши умники все это списывать будут - ума не приложу….

- Спишут, не переживай, главное нам самим в эти списки не попасть!

- Это точно!

 Офицеры еще по разу приложились к фляге, и пошли отдавать распоряжения бойцам, ошеломленно осматривавшим позиции. Энтузиазма у всех поубавилось, особенно при взгляде на двадцать шесть пар солдатских берцев, торчавших из-под края брезента. «Веселая» командировка к «соседям» оборачивалась совсем другим боком.                                                                                  

Бойцы батальона территориальной обороны, укрывшиеся в здании школы от очередного артобстрела, увидели, как к их позициям, на которых оставалась еще половина личного состава, подошли танки и бронемашины. Артобстрел прекратился и бойцы батальона, выходившие из укрытий, оказались под прицелом  пушечных и пулеметных стволов. Оказывать сопротивление было бесполезно, и примерно через полчаса все было закончено. Их разоружили, раненым оказали первую помощь. Нестройной колонной, бойцов, в оцеплении вооруженного конвоя, состоявшего из десантников противника, под свист и улюлюканье торжествующих донских казаков, повели по улице Солегорска в сторону центра города. Собранное оружие погрузили в кузов ЗиЛа. Оставшиеся на позиции десантники оседлали три БМД и шесть танков. Колонна развернулась и двинулась к восточной окраине города, минуя школу с притаившимися в ней добровольцами.

Михеев, которому достался позывной «Восьмой», вышел со своим подразделением на восточную окраину города. Пока не наступила темнота, привели в порядок укрепления, поврежденные огнем бронетехники, сопровождавшей добровольческий батальон. Михееву было жаль, что не удалось захватить у противника технику. Оставшиеся у добровольцев танк и БМД ушли на окраину города перед артобстрелом, а потом, подобрав десятка два идущих из города бойцов, двинулись в направлении расположения N-ской аэромобильной бригады.

В здании школы, избежавшие плена бойцы, успокоенные отсутствием противника, стали обсуждать ситуацию и решать, как вырываться из кольца.

- Что будем делать, командиры? – нарушил молчание пожилой боец.

- А что тут делать? Теперь нужно уходить маленькими группами. Желательно найти гражданку. Направление на Белогорск знают все, – взводный подкурил сигарету. – Хорошо, хоть дома шерстить не стали.

- Ты прав, командир, всем скопом нам не выйти, – подключился к разговору ещё один из бойцов. – Давайте человек по пять, и с темнотой - пойдем. Продукты надо поделить, воду.

- Да, это правильно. Давайте готовиться.

Сдвинув вместе три парты, они разложили припасы, потом поровну разделили между группами, на которые предварительно разбились. Две группы ушли, не дожидаясь темноты, остальные, перекусив, устроились на отдых, выставив боевое охранение. По улицам начали проезжать автомашины и бронетехника противника. Патрулей пока видно не было, но они могли появиться внезапно, поэтому следовало быть готовыми уйти в любой момент.

 С наступлением темноты, соблюдая осторожность, покинули здание школы и растворились в тихой летней ночи, впервые за эти дни не нарушаемой выстрелами и взрывами.

Продолжение следует.

Предыдущие части романа читайте по ссылке: 

http://www.0619.com.ua/news/1284637

*Перепечатка  романа "Ротный" (зона АТО) без разрешения его автора запрещена.

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

. Пожалуйста, используйте форму отзывов для оценок и рецензий, для вопросов и обсуждений - используйте форму комментариев, а не отзывов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов. Для оценок и рецензии используйте форму отзывов