Сайт www.0619.com.ua начинает публикацию военного романа. Автор – Андрис Лагздукалнс,  уроженец города Мелитополя, полковник милиции в отставке, фрилансер и волонтер. Летом, осенью 2014 года, автор принимал участие в эвакуации населения из Луганской и Донецкой областей и теперь делится своими впечатлениями.                                                                                        

"Кому власть да сласть, кому сума да тюрьма, а я не в силах эту боль превозмочь. Моя страна сошла с ума и я ничем не могу помочь."

                                                                                                                    А. Макаревич

                                                                    ПРОЛОГ

        Когда, немногим больше года назад, в ноябре 2013 года, в центре Киева началась массовая акция протеста, никто не мог предположить, во что это выльется для Украины. Акция началась в ответ на приостановку правительством Азарова, подготовки подписания соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом. Киев поддержали в других городах Украины и волна демонстраций протеста прокатилась по стране.

             После Вильнюсского саммита в конце ноября 2013 года, где соглашение  между Евросоюзом и Украиной подписано не было, после разгона палаточного городка оппозиции и принятия в январе 2014 года Верховной Радой законов, предусматривавших ужесточение санкций за участие в массовых беспорядках - народ Украины восстал. Акция протеста приняла резкую антипрезидентскую и антиправительственную направленность. И, уже в феврале 2014 года, это противостояние привело к смене государственной власти. Евромайдан нашел огромную поддержку у населения Украины еще по нескольким причинам, а именно -  из-за усилившейся социальной несправедливости, огромной поляризации доходов, резкого ухудшения уровня жизни населения Украины и из-за разгула коррупции, пронизывающей исполнительную и судебную власть, правоохранительные органы и армию сверху донизу.

            Воспользовавшись сложившейся ситуацией на волне народного негодования, к власти в Украине пришла оппозиция. Резкая смена курса страны в сторону Евросоюза, преступное не понимание внутреннего разделения общества по национально-этнографическим принципам, поспешные, не обдуманные заявления и решения нового руководства страны, которые были использованы спецслужбами нескольких государств,  привели к возникновению конфликта в АР Крым, с последующим выходом  Крыма из состава Украины и присоединения к России. А весной 2014 года вызвали массовые протесты в юго-восточных областях и возникновению самопровозглашенных: - 7 апреля 2014 года Донецкой Народной Республики ( ДНР ), а 28.04.2014 г. Луганской Народной Республики ( ЛНР ), которые, после проведения 12.05.2014 года Референдума, заявили о своей независимости от Украины и политическо-экономической ориентации на Россию.

        Новое Правительство Украины не признало вновь образовавшиеся  республики и, вместо диалога, после начавшегося силового захвата зданий ОВД , СБУ, органов управления и власти, в Луганске, Донецке и других городах взбунтовавшегося региона, не нашло ничего лучше, как объявить их «террористическими» организациями.

        Лишившись спецподразделений милиции, которые могли бы противодействовать незаконным захватам админзданий на территории Донецкой и Луганской областей и, полностью утратив контроль над ситуацией в этих регионах, новое руководство Украины, вместо переговоров и мирного улаживания конфликта, направило для силового подавления этих акций вновь сформированные в марте 2014года подразделения Национальной гвардии. Это стало еще одной ошибкой. Подразделения формировались из участников самообороны Евромайдана, казаков, членов «Правого сектора». Поэтому силовое решение вопроса именно этими подразделениями стало вылитым ведром бензина на объятую огнем машину и, как результат, встретило непонимание со стороны большей части населения самопровозглашенных республик. Обострению  возникшего конфликта способствовало  отсутствие во взбунтовавшихся регионах информации о причинах  возникновения Евромайдана и о происходивших там событиях. Исконно пророссийская ориентация этих регионов, резкое осуждение их действий со стороны нового руководства, которое само же и дало прецедент со сценарием  силового захвата власти в стране, отвернуло жителей Донбасса от остальной части Украины, возведя их в статус «предателей» и «сепаратистов».

       Национальную Гвардию население самопровозглашенных республик окрестило «бандеровцами» и «фашистами». В ответ на силовые акции новоявленных «Спасителей Отечества», правительства ЛНР и ДНР охарактеризовали новое Правительство Украины как «Киевскую хунту», а режим - «фашистским», «проамериканским». На территории ЛНР и ДНР было введено военное положение и объявлена всеобщая мобилизация. В апреле 2014 года, на теле Украины появилась кровоточащая язва под названием – ЗОНА АТО.

                                                                                Лишь немногие, чье подлое благополучие   

                                                                                зависит от народного горя, делают войны.

                                                                                                                  Эразм Роттердамский

                                                                                               (Герхард Герхардс – 1469 - 1536)                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          *** Блокпост Уварова, август 2014г., утро***

            Капля росы упала на губу Сергею. Очнувшись от короткого сна, он с удовольствием слизал ее, чуть смочив пересохшие губы. Воды не было со вчерашнего дня. Не то, что бы умыться, а не было вообще. В село Садовое, что расположено в двух километрах от блокпоста*, стало не пройти - противник начинал стрельбу по любым движущимся целям. Второе село, Сосновка, находилось на удалении десяти километров, но кто там держал позиции - оставалось неясно. Три дня назад, с церковной колокольни села Садового, Сергей наблюдал передвижение техники в Сосновке, но чья она -  понять, из-за большого удаления и поднятой пыли, было не возможно. Даже мощная оптика импортной стереотрубы не помогла. А связь была только с батальоном да со штабом бригады. Но там сведений  о соседе слева тоже не имели. С соседними блокпостами и подразделениями бригады связи не было вообще. Сергей тяжело вздохнул - тоска, глубокая тоска. Я снова никому не нужен, мы все здесь никому не нужны.

              Он закрыл глаза. Такое чувство впервые появилось у него три года назад. Тогда, после ухода жены…. Ирина, успешная бизнес-леди, устала терпеть постоянное отсутствие мужа по вечерам, по выходным и по праздникам. Устала от ночных вызовов и, следующих за этим, снятий стрессов водочно-коньячной смесью. Что поделать - быть женой опера – важняка убойного отдела нелегко. Не каждой женщине это под силу. Тем более, когда в круг ближайшего окружения мужа входят такие же опера, следаки, эксперты и бандюки, а в ее - успешные бизнесмены и их половинки.

               Ирине надоело ждать, ей просто надоело ходить одной на корпоративы и в гости, ловя на себе сочувствующие взгляды подруг. Надоело выслушивать рассказы об отдыхе друзей в Таиланде, на Мальдивах, Бали и Кубе, когда она не могла вытащить Сергея даже на пару дней в соседнюю Европу. Ирина терпеливо ждала вечерами, коротая время в общении с дочкой да с подругой Лидой, которая, после очередного развода, находила в Ирине личного психотерапевта. 

          А Уваров гонялся за бандюками по всей Украине, ругался с начальством, с прокурорами и следователями, с судьями, с коллегами из территориальных отделов, которые работали и «зарабатывали» на «своей» земле.

*Блокпост - (блок-пост) — заградительный, укрепленный контрольно-пропускной пункт с вооруженной охраной на дорогах, въездах в населенные пункты и тому подобное (обычно на оккупированной или временно занятой войсками территории), способный самостоятельно держать круговую оборону.

          Вот Ирина и не выдержала. Не устраивая скандалов и истерик, она просто ушла. В один из вечеров, Сергей, придя домой, обнаружил на столе в кухне записку: «Прости, я так больше не могу». Развод они оформила через суд, на который Сергей не явился. Ирина оставила ему трехкомнатную квартиру, перебравшись с дочкой в загородный дом. Вот тогда он впервые и испытал это чувство ненужности. Уваров запил. Запил по-взрослому. А что еще у нас остается делать мужику, от которого ушла любимая женщина? Конечно, выпить! Выпить и пожалеть себя! Начальство терпело его пьянки до поры до времени - хороших спецов много не бывает…..

               Хлопнул одинокий выстрел, отвлекая Сергея от воспоминаний. За ним еще один, и еще, зачастил пулемет. Сергей повернулся к бойнице НП*, взял бинокль, всмотрелся в затянутую легкой дымкой посадку. По краю лесополосы полз танк, развернув башню в сторону блокпоста. За танком, на некотором удалении, шли БМД** и пикап с минометом.

- Разведка мать вашу, не спится вам, вчера не настрелялись, - зло выругался Уваров. – Тревога! У нас гости.

     Из штабного блиндажа, укрытого бетонными плитами, выскочили бойцы дежурного отделения и, пригибаясь, заняли огневые точки.

- Саныч, глянь на пикапе миномет. Достанешь? – обратился Уваров к своему заму, тоже оперу, но из пенсионеров, который еще и снайперами командовал, да и сам, имея афганскую практику, бил без промаха.

            Саныч посмотрел в прицел, прикинул расстояние.

- Из ОСВехи достану, защиты на баке нет, – Он перешел в другую нишу, где было оборудовано место для стрелка из тяжелой снайперской винтовки ОСВ-96***. Винтовку добыли в качестве трофея еще в одном из первых боев, когда разбили колонну ДНРовцев. Винтовка не раз спасала их. Последним свидетельством  тому, был сгоревший танк, застывший в двухстах метрах от блокпоста. Тогда, во время атаки, Саныч расстрелял на танке всю оптику, «ослепив» водителя и наводчика, а Сергей с пятью бойцами отогнали от танка пехоту и забросали остановившуюся машину бутылками с горючкой.

        Экипаж покинул горящий танк через нижний люк. Танкистов забрали с собой. В блиндаже перепуганные пацаны, с явно российским говором, приготовились к смерти и были крайне удивлены, когда после окончания боя «правосеки» их накормили, дали закурить и, вручив каждому по тетрадному листку и авторучке, попросили написать свои данные и описать, как они оказались перед блокпостом. Уваров и Саныч, быстро опросив танкистов, получили интересующие их сведения о противнике и, вызвав разведчиков, отправили пленных в штаб бригады.

 Раздался далекий минометный выстрел, и мина прошелестела над постом, взорвавшись в посадке.

*НП – наблюдательный пункт

**БМД - Боевая машина десанта — боевая бронированная гусеничная плавающая машина, авиадесантируемая парашютным, парашютно-реактивным или посадочным способом. БМД предназначена для транспортировки личного состава воздушно-десантных войск, повышения их мобильности, вооружённости, защищенности на поле боя, а также поддержки их огнем орудия и пулемета.

***ОСВ-96 «Взломщик» – тяжелая самозарядная крупнокалиберная снайперская винтовка, калибра 12,7мм. Принята на вооружение в начале 90-х в МО, МВД, ФСО России.

 - Мины! Всем в укрытия! - Уваров снова приник к окулярам бинокля,- Саныч гаси его!

- Уже!- сухой выстрел ОСВ ударил по ушам. Бронебойно - зажигательная пуля, калибра 12,7 мм., ушла на встречу со стенкой топливного бака пикапа. Под лесополосой, на месте машины, расцвел огненный цветок. Эхо взрыва докатилось чуть позже. Тут же рявкнула пушка танка, застучал пулемет с БМД.

- Ну, снова началось. Давай парней в укрытие, сейчас чес пойдет!

          Уваров с Санычем пробежали по позиции, собирая бойцов. Оставили двух наблюдателей, остальных отправили в укрытия. С блокпостом им повезло. Что здесь хотели строить во времена  СССР - сам черт не разберет, но катакомбы из бетонных блоков были конкретные. Правда, пришлось немного углубиться в землю, чтобы ходить не пригибаясь. Места хватило  на склады и на помещения для отдыха. Сделали систему вентиляции, в одном из распределительных щитов запитались электричеством. Откуда шла линия? А Бог ее знает, но свет был. Волонтеры привезли электроплитки, оборудовали кухню. Единственное, с чем было плохо - вода. Бойцы уже предложили выкопать колодец или пробить скважину, но это пока было в планах на будущее.

      В укрытие они успели вовремя. От взрывов, накрывших блокпост, из щелей между перекрытиями посыпалась земля, мигнул свет, дежурный боец отключил питание сети, переведя освещение на аккумуляторы. А сверху снаряды перепахивали посадки, разнесли в щепки туалет, перевернули полевую кухню, разбили БТР, приготовленный к отправке на ремонт. Обстрел длился минут двадцать. Наконец, все стихло. Дежурное отделение заняло свои места, Саныч и Сергей вышли наверх, осмотрелись.

- Вот козлы, сортир-то тут причем? Пацаны так старались, даже в камуфляж разрисовали, – возмутился Саныч.

- Ничего, доски еще остались, отстроим. Кухню жалко, если переезжать - она бы пригодилась.

- Серый, воды все равно нет, второй день на сухпае сидим, что на ней готовить-то? Да и печки есть.

- На новом месте света может не быть.

- А думаешь  - будет новое?

- Будет Саныч, будет и, наверное, очень скоро. Ладно, пойду, доложусь,- Сергей пошел в штабной блиндаж. Вызвал по рации штаб бригады, доложил об утренних событиях.

- Держись, к тебе помощь пошла, скоро будут, – голос начштаба бригады был бодр и весел.

- Воды хоть отправили с подмогой?

- Отправили – отправили, и припасов тоже. Они на подходе с тобой свяжутся, чтобы под обстрел не попасть.

- Хорошо, ждем, конец связи,- Уваров переключил станцию в режим ожидания, закурил и присел за стол.

                  От роты, с которой он пришел на этот блокпост два месяца назад, осталось меньше половины. Рота входила в состав N-ской аэромобильной бригады. Основной состав подразделения составляли контрактники. Доукомплектацию провели за счет добровольцев, погоняв бойцов полтора месяца по учебному полигону. Хотели дольше, но обстановка сложилась так, что бригаде срочно пришлось выдвигаться в район Донецка, а потом ребят перебросили под Солегорск. Батальон, в состав которого входила рота Уварова, что называется  - «с колес» вступил в бой.  Пока основные силы бригады разворачивались на удалении шестидесяти километров от города, согласно утвержденного в верхах плана дислокации, передовой батальон остановил наступавшего противника и рванул в город на его «плечах». Но ДНРовцы, отступив в город, закрепились на заранее приготовленных укреплениях, и оказали жесткое сопротивление, да еще при поддержке артиллерии и «Градов»*. Отвечать залпами на залпы было нельзя. Противник закрепился на окраине города, на заранее приготовленной линии обороны. Система баррикад, окопов и блокпостов шла через микрорайон, застроенный «хрущевками». Снять координаты батарей, ведущих по ним огонь, ни времени, ни возможностей не было. А идти на прорыв с одним стрелковым вооружением было бессмысленно. Батальон отступил. Тогда и была создана система блокпостов, охватившая город с южной и восточной стороны. Перешли к позиционной войне. Блокпост Уварова был расположен ближе всего к городской окраине и перекрывал дорогу, связывавшую Солегорск с соседней областью. Из техники остались одна БМД и старый БТР**, прошедший Афган, который упорно заводился только с толкача***.  БМД бойцы окрестили «Машкой», а старый БТР ласково и уважительно называли «Батя». Двенадцать человек уехали домой в гробах, остальные попали в госпиталь. Двоих отправили «на дурку». А чему удивляться? Постоянная психологическая нагрузка, похеризм коман